среда, 21 марта 2018 г.

Про гетто в Свислочи

Статья взята из русскоязычной википедии. Оригинал смотрите здесь.

Праведники мира

В Осиповичском районе 8 человек были удостоены почетного звания «Праведник народов мира» от израильского мемориального института «Яд ва-Шем» «в знак глубочайшей признательности за помощь, оказанную еврейскому народу в годы Второй мировой войны». В Свислочи почетного звания удостоен Стефан Кучинский, спасший  Бориса и Леонида Гришанович предоставив им убежище.


Гетто в Свислочи

Среди более тысячи жителей местечка Свислочь евреев было 600—700 человек. Свислочь была захвачена немецкими войсками в июне 1941 года и оккупация продолжалась более 3-х лет — до 17 июля 1944 года.

Первым полицию в Свислочи возглавил местный немец Бурштель, бывший лесничий. Бургомистром были в разное время Шидловский, бывший школьный военрук, и Бондарь.

Гетто в Свислочи располагалось по месту довоенного компактного проживания евреев — вплоть до расстрела они оставались жить в своих домах. Евреев обязали нашить спереди и сзади шестиконечные звезды жёлтого цвета.

Мужчин (не менее сорока человек) расстреляли отдельно — летом, примерно в августе-начале сентября. Убийство произошло в колхозном саду на горе, и захоронили их там же во рвах, специально вырытых накануне. Ямы заставили копать самих евреев. Расстрел проводили полицаи под командованием специально приехавших немцев.

14 октября 1941 года солдаты и полицаи выгоняли евреев из домов, заталкивали в кузов грузовика и вывозили в лес: «…кто жил на краю Свислочи, тех просто гнали палками, прикладами гнали по улицам женщин, детей, стариков пешком к месту казни. Отовсюду неслись страшные крики, рыдания, визг. Полицаи братья Бондари и их отец орали на всю улицу: „Бей жидов, спасай Россию!“. Тетю Рахель — жену местечкового раввина — вели к грузовику, и какая-то баба рвала у неё с плеча пуховой платок. В другом месте две бабы набросились на еврейскую девушку, повалили её и стали стаскивать с ног блестящие резиновые ботики, причем, одна баба рвала с одной ноги, а вторая — с другой».

Зимой 1941—1942 года условия в гетто стали совершенно невыносимыми. Стояли сильные морозы, и узники умирали от голода и холода. Не прекращались грабежи и издевательства, в том числе и со стороны односельчан.

В начале января 1942 года немцы и полицаи согнали евреев в заводской клуб, возле которого были уже вырыты ямы. Вокруг клуба стояли местные жители, которые рассматривали узников и заказывали полицаям еврейские вещи — украшения и одежду, а те выполняли заказы. Тех евреев, кто смел сопротивляться, или у кого заплакал ребёнок, или просто чем­-то не понравился, жестоко избивали. Избили женщину-врача Закс, которая не отдавала шапочку, избили и забрали пальто у Беллы, которая попросила знакомого полицая Марченко выпустить её в туалет. Приехали полицаи из соседних сел и эсэсовцы. Офицер СС под угрозой расстрела приказал евреям принести и сдать всю спрятанную зимнюю одежду.

Когда евреи вернулись с зимней одеждой, немцы издевательски заставили полумертвых голодных и замерзших людей ещё несколько часов петь и танцевать, и только после этого отпустили обратно в гетто.

После войны на месте массового расстрела земляков и родственников евреи Свислочи поставили скромный небольшой обелиск с металлической оградой, примерно в 1949—1951 годах. Впоследствии памятник был убран, а прах убитых (несколько сотен человек) перезахоронили на еврейском кладбище в Бобруйске.